И. Ю. Размашкин (Санкт-Петербург, Россия) МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ТЕКСТА ИНТЕРВЬЮ Представлена идея многоаспектного использования текстов разноформатных интервью в методике преподавания различных гуманитарных дисциплин, в том числе русского языка как иностранного на высоком уровне владения. Предлагается также по-новому взглянуть на организацию текста интервью с точки зрения процесса коммуникации. Ключевые слова: текст интервью, архитектоника, динамическая композиция, содержательная информация, процесс чтения, двойная природа и двойная степень адресации, самопрезентация. Наличие огромного количества интервью в средствах массовых коммуникаций наводит на размышления о дефиците, как это ни странно, межличностного общения в современной социальной жизни, а не о его избытке. Для подтверждения этого тезиса достаточно просмотреть разноформатные печатные или электронные издания, а также программы телевизионных каналов или радиовещания. Мощный поток интервью даёт колоссальный материал для исследований, в частности той части интервью, которые опубликованы в виде печатного текста. Текст печатного интервью (ПИ) может стать объектом исследования не только специалистов в сфере средств массовой коммуникации, журналистики или связей с общественностью [5], но и лингвистов, занимающихся, например, композицией текста, синтаксисом речи, стилистикой, конфликтологией и психологией общения, риторикой, теорией и практикой речевой коммуникации. Необходимо также использовать тексты ПИ в качестве многообразного и практически неисчерпаемого методического материала для обучения будущих специалистов в самых различных областях гуманитарного знания. Особое применение текстам ПИ можно найти в практике обучения русскому языку как иностранному на высоких уровнях владения. Наиболее плодотворно возможно использовать такие тексты интервью, которые представляют собой печатную версию телевизионного или радиоинтервью, так как в этом случае возникают дополнительные методические возможности для формирования у иностранных учащихся навыков аудирования и восприятия «живого» общения. Следует обозначить различные аспекты рассмотрения текста интервью в процессе методического его использования. В этом отношении нужно различать подходы к тексту интервью стратегически обобщённые и тактически конкретные. В целом такую логику можно назвать дедуктивной. Сначала необходимо уделить внимание общим характеристикам публикации: кто является интервьюируемым; кто берёт интервью, если обозначен автор публикации; в каком средстве массовой информации представлено интервью; какова дата публикации; общий (технический) объём публикации. (Заметим, что требование упоминать при использовании любого текста его автора и источник – этическая и юридическая необходимость, и внутреннюю потребность соблюдать эту необходимость также надо воспитывать в учениках.) Следующий шаг в характеристике интервью касается его текста как физического объекта, обладающего не только объёмом, но и архитектоникой. Под архитектоникой предлагается понимать совокупность компонентов текста, взаимное расположение которых обусловлено логикой, содержанием, целями и объёмом публикации. Здесь наблюдаются варианты комбинации, часто подчиняемые техническим требованиям издания. Среди общих компонентов ПИ выделяются реквизиты автора (в случае персонального авторства), заголовок, подзаголовок, наличие / отсутствие подразделения на части с собственными подзаголовками, вводный абзац, комментарии автора по поводу личности интервьюируемого или обстоятельств интервью, основной текст с репликами интервьюера и интервьюируемого, инфографические и / или визуальные компоненты, например фото, графики, диаграммы и др. Затем начинается этап основного анализа текста. Этот анализ является собственно лингвистическим, и на этом этапе текст предстаёт как носитель содержательной информации, которая обязательно должна быть каким-либо образом «материализована». Содержательная информация текста может «материализоваться» по-разному: может прямо или косвенно выражаться совокупностью лингвистических и паралингвистических средств, может иметься в виду в результате отсылки к другим текстам и источникам или может подразумеваться в качестве намёка. Говоря о различной содержательной информации, целесообразно вспомнить известную и весьма продуктивную теорию о типах текстовой информации, предложенную И. Р. Гальпериным [2]. Содержательно-фактуальная информация (СФИ), выводимая из сочетания значений конкретных языковых единиц, употреблённых в тексте, должна стать первейшим предметом внимания в процессе восприятия интервью, как и любого другого текста / речевого объекта. Содержательно-концептуальная информация (СКИ) может выражаться пишущим / говорящим эксплицитно, но может напрямую зависеть также от осмысления читателем / слушателем СФИ или выводиться в результате соотношения различных компонентов СФИ, то есть выражаться имплицитно. Содержательно-подтекстовая информация (СПИ) может быть представлена факультативно и только имплицитно и способна выводиться из контекстуальных соотношений высказываний. Кроме того, не менее важным становится знание затекстной информации (ЗИ), относящейся к содержательной информации читаемого текста и часто направленной на фоновые знания читателя. ЗИ может быть представлена, например, отсылками к другим текстам, цитатам, прецедентным текстам, то есть различными интертекстуальными связями. Таким образом, анализ различных типов содержательной информации даёт конкретные методические результаты, позволяющие актуализировать суть процесса чтения. Этот процесс одновременно связан с физической и интеллектуальной сторонами восприятия текста [3], созданного на каком-либо языке. В интеллектуальном отношении необходимо учитывать несколько групп совершенно разнородных факторов чтения. С одной стороны – факторы, которые характеризуют навыки учащегося, связанные с общепсихологическими процессами интеллектуальной деятельности: 1) какова способность к концентрации внимания; 2) до какого уровня развита способность к запоминанию; 3) сформировано ли умение выделять основную и второстепенную части информации. С другой стороны – факторы, относящиеся к характеристике навыков учащегося в восприятии графических символов и собственно языка (лексики и грамматики), на котором создан текст: 1) какая графическая система (алфавит) используется в данном тексте (например, кириллица и / или латиница); 2) каков уровень языковой компетенции в отношении как родного, так и неродного языка; 3) как осознаётся функционально-стилистическая, идиостилистическая и жанровая природа текста или высказывания. В третьей группе – факторы, характеризующие этапы осмысления текстовой информации и её интерпретации: 1) как понимаются лексические значения отдельных слов; 2) происходит ли понимание сочетаемости значений лексических единиц; 3) формируется ли смысл каждого предложения как лексико-синтаксического комплекса; 4) возникает ли в сознании учащегося логическая связь между предложениями в диапазоне одного сверхфразового единства (СФЕ) и / или диалогического единства (ДЕ); 5) устанавливается ли смысловая связь между последовательными СФЕ и / или ДЕ читаемого текста; 6) каковы результаты соотношения в сознании читателя смыслов соположенных и / или удалённых друг от друга СФЕ и / или ДЕ воспринимаемого текста. С синтаксической точки зрения текст интервью представляет собой динамическую композицию, в которой наиболее полно реализуется её диалогическая сущность [4]. В основном разделе текста интервью содержатся, как правило, вопросная и ответная части, называемые так условно. Различия между ними могут касаться как характеристик объёма реплик, так и синтаксических отношений между ними. Под синтаксическими следует иметь в виду не только и не столько собственно грамматические параметры высказываний, сколько их коммуникативную взаимообусловленность. Могут быть, например, такие соотношения между речевыми тактами «адресант – адресат», как «вопрос – ответ», «вопрос – вопрос», «вопрос – перебивание», «реплика-стимул – вопрос», «реплика-стимул – реакция», «реплика-стимул – её подхват», «реплика-стимул – перебивание» и др. Причём реплики адресанта и адресата группируются не всегда попарно, образуя диалогическое единство. Часто они формируют диалогически организованное сложное синтаксическое целое, состоящее из нескольких вопросно-ответных комплексов и / или ряда высказываний. Кроме того, печатный формат интервью предоставляет возможность потенциальному адресату-читателю воспринимать текст, в зависимости от цели чтения, как бы вертикально, а не линеарно, выбирая, например, только вопросную или только ответную части, которые иногда обладают относительной самостоятельностью внутри многоуровневого текстового единства. (Отметим в скобках ещё более очевидную возможность отдельного или комбинированного восприятия комментариев автора, инфографических и визуальных фрагментов.) Печатное интервью представляет собой многоуровневую динамическую текстовую композицию, рассматривать которую возможно не только с точки зрения архитектоники, содержательно-информационной структуры, логической или синтаксической организации, но и в отношении речевой публичной коммуникации. Относительно аспекта речевой публичной коммуникации следует отметить также различные ракурсы изучения текста интервью. Возможен подход с позиций психологии взаимодействия речевых субъектов и речевой конфликтологии, который становится всё более актуальным. Однако в связи с этим не менее важным представляется взгляд на текст ПИ с точки зрения общей теории речевой коммуникации: имеются в виду яркие особенности адресации текста интервью. Здесь отмечается следующее. Во-первых, двойная природа адресации ответных реплик интервью: интервьюируемый, который исходно является адресатом интервьюера, выполняет функцию адресаНта по отношению к интервьюирующему, меняясь с ним ролями в парном общении. Во-вторых, двойная степень адресации ответных реплик интервью: истинным адресатом интервьюируемого становится не только и не столько интервьюирующий, сколько неопределённо-количественный и неопределённый по составу или целеполагаемый массовый адресат. И в-третьих, совокупный текст ПИ: с его заголовочным комплексом, вопросной и ответной частями, с возможными комментариями автора публикации, его введением и / или заключением, с инфографическими и / или визуальными компонентами – весь адресуется массовому реципиенту. В этом случае подчёркивается, что в роли адресаНта по отношению к массовому адресату выступает уже не интервьюируемая личность, а персональный автор публикации и / или конкретное средство массовой информации. Кроме названных обстоятельств, коммуникативная природа текста интервью обусловлена таким важным психологическим фактором, как возможность самопрезентации личности интервьюируемого [1]. Она может проявляться различно в зависимости от формата (типа) интервью (портретное, экспертное, рекламное, блиц и т. д.), от его целеполагания, от самой интервьюируемой личности, от её речевых тактик и др. Межличностное контактное общение в формате ПИ, к тексту которого массовый адресат имеет возможность вернуться неоднократно, представляется коммуникативным противовесом разобщённости индивидов в современном социальном пространстве, демассификации при глобальном развитии технических средств коммуникации. В этой парадоксальной противопоставленности всеобщей обеспеченности техническими средствами связи – с одной стороны, и тотальной индивидуалистской разобщённости – с другой, состоит драма коммуникативного одиночества современного человека. Интервью, имея в качестве главного своего адресата массового читателя, демонстрирует ему формат традиционного способа взаимодействия коммуникантов. Тексты ПИ, видео- или аудиоинтервью предоставляют возможность не только получать информацию «из первых уст» через зрительный и / или слуховой каналы, но и воспринимать новую личность или уже знакомую личность по-новому. Введение в методический оборот свежего материала – давно назревшая необходимость. Разрешить её поможет многоаспектное использование разноформатных интервью. Литература 1. Болотнов А. В. Самопрезентация языковой личности в публичном дискурсе: когнитивно-стилистический аспект // Вестник Томского гос. пед. университета. 2012. №10 (125). Томск: Изд-во ТГПУ. С. 169 – 172. 2. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. Изд. 4-е, стереотипное. М.: КомКнига, 2006. – 144 с. 3. Гойхман О. Я., Надеина Т. М. Речевая коммуникация: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2007. – 272 с. 4. Кантор Ю. З. Диалогический текст интервью в коммуникативном аспекте: на материале современных российских газет. Автореферат на соискание уч. степени канд. филол. наук. СПб., 2001. – 24 с. 5. Кривоносов А. Д. PR-текст в системе публичных коммуникаций. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2001. – 254 с. I. Yu. Razmashkin (St.-Petersburg, Russia) The Methodological Aspects of Studying the Texts of the Interview The idea presented in the publication is the usage of various aspects of interviews in the practice of teaching humanities, including teaching Russian as a foreign language to advanced-level students. A new point of view on the organization of the text of the interview in the process of communication is suggested. Key words: the text of the interview, architectonics, dynamic composition, substantial information, process of reading, the dual nature and the double degree of addressing, self-presentation. I. Yu. Razmashkin, Ph.D., Associate Professor, Department of Russian language and Literature, Saint-Petersburg State University of Economics. Сведения об авторе: Размашкин Игорь Юрьевич, доцент, кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и литературы, Санкт-Петербургский государственный экономический университет. Выходные данные для цитирования: Размашкин И. Ю. Методические аспекты изучения текста интервью / И. Ю. Размашкин // Актуальные вопросы международного сотрудничества в образовании: сборник научно-методических трудов. Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого / Под ред. Д. Г. Арсеньева, И. И. Барановой, В. В. Краснощекова. – СПб.: Изд-во СПбПУ Петра Великого, 2017. – С. 123 – 129. eLIBRARY ID: 32569655 DOI: 10.18720/SPBPU/2/id17-26